Владислав Тарик (1935)

режиссер, оператор документального кино

Родился 14 октября 1935 г. в Свердловске. В 1955 г. окончил геологический факультет Свердловского горно-металлургического техникума по специальности "Техник-геофизик". Работал техником-геофизиком Свердловской геологической экспедиции Союзного Уральского геофизического треста министерства геологии и охраны труда СССР. С 1958 г. работает на Свердловской к/с: ассистентом оператора, оператором, с 1977 г. — режиссером. Обладатель Ордена Дружбы (1997).

Избранная фильмография

  • Осадков не ожидается, 1974
  • Спокойная сталь, 1976
  • Братья, 1978
  • Графика Якутии, 1984
  • Дорога в завтра, 1986
  • Тот, кто с песней, 1988
  • Египтянин, 1990
  • Я пришел...Дайте мне волю, 1990
  • SOS над городом, 1991
  • Армагеддон, 1994
  • Мужчина в доме, или Кевин Кэйн в стране большевиков, 1995
  • Теча, 1996
  • Зубная боль, 1997

ФЕСТИВАЛИ И ПРЕМИИ

  • 1988 ВКФ неигрового кино в Свердловске
    Специальный приз жюри киноклубов «Тот, кто с песней...» (1988)

    1989 ВКФ документальных фильмов в Волгодонске
    «Тот, кто с песней...» (1988) 

    1990 ВКФ неигрового кино в Воронеже
    Приз зрительских симпатий «Египтянин» (1989)

    1994 ОКФ неигрового кино «Россия» в Екатеринбурге
    «Армагеддон» (1994)

    1995 ОКФ неигрового кино «Россия» в Екатеринбурге
    Приз зрительских симпатий «Мужчина в доме, или Кевин Кэйн в стране большевиков» (1995)

    1996 ОКФ неигрового кино «Россия» в Екатеринбурге
    «Теча» (1996)

ПУБЛИКАЦИИ

  • Один из создателей фирменного екатеринбургского жанра "документальной комедии" и лидер "портретного" направления в неигровом кино времен перестройки. Направления, возникшего благодаря отмене советских табу на изображение частного, по определению "отдельного" человека в интерьере его "внесистемной" жизни. Герой фильма «Тот, кто с песней...» — Никифор Ляпис наших дней. Чудаковатый композитор-песенник разъезжает по городам и весям и предлагает разным предприятиям по сходной ...
    Один из создателей фирменного екатеринбургского жанра "документальной комедии" и лидер "портретного" направления в неигровом кино времен перестройки. Направления, возникшего благодаря отмене советских табу на изображение частного, по определению "отдельного" человека в интерьере его "внесистемной" жизни.

    Герой фильма «Тот, кто с песней...» — Никифор Ляпис наших дней. Чудаковатый композитор-песенник разъезжает по городам и весям и предлагает разным предприятиям по сходной цене один и тот же производственный гимн, предназначенный для исполнения на торжественных заседаниях по случаю всевозможных юбилеев. Этот странный и наивный человек, не теряя индивидуальных черт документального персонажа, превращается автором в гротескную метафору советской цивилизации, исповедующей культ абсурдного ритуала.

    Герой «Египтянина» еще ближе к породе "шукшинских" чудиков: невостребованный талант, самородок, который всю жизнь расшифровывает чужеземные иероглифы. "Египтянство" становится способом выживания провинциального схимника и его ответом (как и прежде, в форме отказа) на невыносимое давление советской ноосферы. Однако вне этого давления "египтянин" чувствует себя в безвоздушном пространстве: то, чему активно противилась прежняя система, оказывается безразличным системе новой и теряет смысл для эскаписта. Владислав Тарик находит точную интонацию рассказа о человеке, чья жизнь если не прожита зря, то обесценена, — парадоксальную интонацию, замешанную на искреннем восхищении и непафосном сочувствии.

    В известном смысле коллизия «Египтянина» — неспособность героя прижиться в мире изменившихся установлений — спроецировалась на режиссерскую судьбу самого В. Т. "Чудик" иноземного происхождения — начитавшийся марксистской литературы англичанин из «...Кевина Кэйна в стране большевиков»: женившись на русской, он обретается в Сибири, исповедуя социалистические идеи. Характер героя откровенно гротескный, а действительность таковой быть перестала — и этот разлад чреват серьезной драмой автора, который теряет уверенность в том, что и как он делает. Из «...Кевина Кэйна...» могла бы получиться "неононконформистская" драма или комедия о том, как в "капиталистическом раю" вызревает новое антибуржуазное сопротивление. Проблема, однако, в том, что герой не драматичен и не комичен, а вызывает лишь жалость, смешанную с раздражением, а его история сводится к нелепому казусу.

    «Зубная боль» отказывается от частного героя вовсе, являя собой чистый опыт умозрительного кино, своего рода идеологический клип, где нехитрая метафора рождается из монтажного хода: в стоматологическом отделении больным сверлят и рвут зубы, в то время как с экрана телевизора политики заговаривают зубную боль страны. Идея проясняется сразу, уже не развиваясь, и картина заканчивается, едва начавшись.

    Виктор Матизен. Новейшая история отечественного кино. 1986-2000. Кино и контекст. Т. III. СПб, “Сеанс”, 2001
  • В истории нашего документального кино есть множество прекрасных фильмов — мудрых, интересных, философских, социально-значимых и т. д. Но есть особая категория. Я бы назвала их душевными. Сейчас это встречается не часто. Наверное, не то время. Конкуренция, деньги, необходимость добывать хоть какую-то работу. Вести задушевную беседу даже с друзьями совесть не позволяет. Что скажешь то? Хочешь не хочешь, а скатишься на жалобный мотивчик, что денег на кино нет, и где взять — не понятно. Унизительное положение для профессионала. Двадцать ...

    В истории нашего документального кино есть множество прекрасных фильмов — мудрых, интересных, философских, социально-значимых и т. д. Но есть особая категория. Я бы назвала их душевными. Сейчас это встречается не часто. Наверное, не то время. Конкуренция, деньги, необходимость добывать хоть какую-то работу. Вести задушевную беседу даже с друзьями совесть не позволяет. Что скажешь то? Хочешь не хочешь, а скатишься на жалобный мотивчик, что денег на кино нет, и где взять — не понятно. Унизительное положение для профессионала.

    Двадцать с лишним лет назад, в 1988 году, на Свердловской киностудии был снят фильм «Тот, кто с песней» (автор сценария В. Хайдаров, режиссер В. Тарик). Фильм относится к редкому и замечательному жанру документальной комедии.

    И кино это как раз из разряда душевных. Потому что проблемой нас не грузят, а относятся к ней с юмором. Герой фильма всю жизнь протрудился на каком-то заводе, а на старости лет его осенила гениальная идея сочинять песни для предприятий. Он прочитал, что вышло постановление ЦК об улучшении идеологической работы и решил, что сможет подработать, предлагая песни директорам заводов. Как ни странно, дело пошло весьма успешно. Вскоре его песни стали звучать из репродукторов на территориях заводов, исполняться по радио, распространяться на пластинках в качестве подарков пенсионерам и молодым специалистам. По всей стране — песни Евгения Шикунова. А на самом деле одна и та же песня с небольшими вариациями... Герой не разбирается в музыке до такой степени, что сам не понимает, что делает что-то не так. Народу-то нравится. «Композитор» оставил постоянную работу, так как зарабатывать стал весьма неплохо, в отличие от композиторов — профессионалов. А профессионалы, с его точки зрения, сами виноваты, что без работы сидят — плохо сочиняют.

    В конце фильма герой предлагает съемочной группе создать при студии музыкальный кооператив. И вот авторы фильма собирают всех сотрудников «Творческого объединения хроникально-документальных фильмов» и хором затягивают все на тот же популярный мотивчик:

    «В самом центре рабочего края,
    Киностудия наша стоит,
    Здесь шедевры она выпускает,
    Коллектив на весь мир знаменит...
    И в кино нашем платят немного,
    А ведь мы своих дел мастера,

    Операторы, звукооператоры,
    Режиссеры, администраторы,
    Монтажницы и редакторы,
    Все работаем здесь 1000 лет»...

    С момента создания фильма воды утекло много. Давно уже нет на свете такого творческого объединения, Свердловская киностудия занимается совершенно другими вещами, а ситуация стала только острее.
    Из репродукторов (они же — телеэкраны) звучит один и тот же миленький заезженный мотивчик, с неначительными вариациями, в программе телепередач он называется «документальный фильм». Фильмы профессионалов никто не видит и не знает (в точности, как сочинения профессиональных членов Союза Композиторов из «Того, кто с песней»). Не далек тот час, когда придется и снимать и показывать за свой счет. Вот только где этот счет взять?!

    В завершение, пара слов о судьбе фильма «Тот, кто с песней». Он был снят в начале перестройки. Фестивалей в то время было не много, режиссеры собственным пиаром заниматься еще не научились, и особо прославиться и получить все заслуженные призы этому прекрасно сделанному фильму не довелось. Но профессионалы и ценители знают, что этот фильм — шедевр и классика отечественного документального кино. И спорить с этим мнением не приходится, так как оно абсолютно справедливо.

    Мария Волчанская для prodocumentary.org

ПАРТНЕРЫ


   


Яндекс.Метрика