Илья Копалин (1900-1976)

режиссер документального кино

Родился в 1900 году в деревне Павловская (ныне — Истринский район, Московская область). Был одним из членов группы кинематографистов «КИНОКИ», возглавляемой Дзигой Вертовым. Во время Великой Отечественной войны руководил фронтовыми группами.
Мировую известность получил в 1943 году после выходы картины «Разгром немецких войск под Москвой» (в мировом прокате - «Moscow strikes back», режиссеры И. Копалин,  Л. Варламов), получившей премию Американской киноакадемии «Оскар».
Руководил мастерской режиссеров документального кино во ВГИКе, профессор (1964). Народный артист СССР (1968). Умер 12 июня 1976 г.

Избранная фильмография

  • Москва, 1927
  • Праздник миллионов, 1927
  • Обновленный труд, 1930
  • Деревня (Один из многих), 1931
  • Абиссиния, 1936
  • Ленин, 1938
  • На Дунае, 1940 (совм. с И.Посельским)
  • Навстречу солнцу, 1940
  • Разгром немецких войск под Москвой, 1942 (совм. с Л. Варламовым)
  • Разгром немецких войск под Москвой, 1942
  • Освобожденная Чехословакия, 1946
  • День победившей страны, 1947 (совм. с И. Сеткиной)
  • Обновление земли, 1950
  • Великое прощание, 1953
  • Первый рейс к звездам, 1961
  • Набат мира, 1962
  • Страницы бессмертия, 1964
  • Первый рейс к звездам, 1961 (совм. с Д. Боголеповым, Г. Косенко)

ФЕСТИВАЛИ И ПРЕМИИ

  • 1942 Сталинская премия 
    «Разгром немецких войск под Москвой» (1942) 

    1943 Премия «Оскар» Американской академии киноискусства 
    Приз за Лучший документальный фильм «Разгром немецких войск под Москвой» (1942)

    1946 Сталинская премия 

    «Освобожденная Чехословакия» (1946)


    1948 Сталинская премия 

    «День победившей страны» (1947) 


    1951 Сталинская премия
    «Обновление земли» (1950)

ПУБЛИКАЦИИ

  • Вертов и его школа сознательно и последовательно ставили своей задачей поэтизацию документов с целью агитирования, воспитания масс в духе идей строительства социализма. Среди вертовцев были разные устремления, разные творческие темпераменты. Кауфман стремился поразить, увлечь зрителя. Копалин — доказать, растолковать. Кауфман был щедр на эффекты, Копалин — чуток к типическому. Фильм «Москва» отразил оба характера. Затем режиссеры... ...

    Вертов и его школа сознательно и последовательно ставили своей задачей поэтизацию документов с целью агитирования, воспитания масс в духе идей строительства социализма. Среди вертовцев были разные устремления, разные творческие темпераменты. Кауфман стремился поразить, увлечь зрителя. Копалин — доказать, растолковать. Кауфман был щедр на эффекты, Копалин — чуток к типическому. Фильм «Москва» отразил оба характера. Затем режиссеры разошлись, на всю жизнь сохранив взаимное уважение и дружбу.

    Лучшие свои работы конца 20-х — начала 30-х годов Копалин посвятил деревне. И не только потому, что, крестьянский сын, он лучше всего знал и чувствовал деревенский материал. А главным образом потому, что русская деревня переживала тогда сложнейший революционный период своей жизни — коллективизацию. И разведчику социализма было что понаблюдать.

    В фильмах «За урожай» (1929), «Обновленный труд» (1930), «Один из многих» (1931) Копалин и его оператор, Зотов стремились показать узость, ограниченность, бесперспективность индивидуального хозяйствования и победоносность и неизбежность коллективизма. В первом фильме основное внимание уделено безнадежным попыткам единоличника получить урожай. Копалин как бы призвал в свой фильм все стихийные бедствия — засуху, суховеи, сорняки, даже пожары.

    […] Снимать было трудно. Один громоздкий аппарат, скрипучая телега да тощая лошаденка — транспорт. Недоверие, а порой и враждебность крестьян. Вероятно, поэтому положительные эпизоды — приход нового, колхозного в деревне — вышли слабее.

    Однако зрители и пресса встретили картину хорошо.

    Успех был развит Копалиным во втором фильме, снимавшемся в родном ему селе Павловском-Лужецком, где в то время был организован колхоз «Обновленный труд». Режиссер отлично знал людей колхоза, они знали его. Авторитет режиссера был поднят просмотром фильма «За урожай», устроенном в том самом клубе, где Копалин когда-то руководил самодеятельностью. Земляки с огромным интересом просмотрели фильм, горячо обсудили его и сделали все возможное, чтобы помочь кинокам в создании нового фильма об их колхозе.

    Попутно с полнометражными фильмами Копалин возглавил группу документалистов, выпускавших журнал «Социалистическая деревня». В многочисленных выпусках этого журнала процесс коллективизации был показан многосторонне, широко. Было создано много правдивых документов ставших теперь неоценимыми, историческими.

    В начале 30-х годов в кино пришел звук. Копалин не колеблясь принял новое могучее выразительное средство — звучащее слово. Он понял его идейные, агитационные возможности. Намерение Копалина снять звуковой фильм о коллективизации многими расценивалось как дерзость. Громоздкая и несовершенная техника позволяла снимать звук лишь в павильонах или специально оборудованных помещениях. Как же ехать с этой техникой в деревню, с ее бездорожьем, недостатком электроэнергии? Но киноки наступали. Вертов, еще в начале 20-х годов пропагандировавший наряду с киноглазом радио-ухо, отправился в Донбасс снимать «Симфонию Донбасса» — звуковой гимн индустриализации. А Копалин стремился сделать звуковой гимн коллективизации.

    И сделал. Его первый звуковой фильм «Один из многих» рассказал о жизни одного из рядовых колхозов. Рассказал обстоятельно, подробно и о трудностях, и о достижениях, и о труде на полях, и о быте — о клубе, о детских яслях.

    Верный принципу документализма, Копалин решительно отверг модные в то время приемы имитации звуков, звукоподражания. Титанические усилия были потрачены на то, чтобы записать реальные звучания жизни: шум мотора, плеск весел на реке, лязг кос на косовице, смех и плач детей в яслях, песню работающих в поле людей. И, несмотря на отказы аппарата, на вторжение ненужных шумов, на несинхронность и другие бедствия, задача была выполнена. Реальные звуки деревенской жизни ворвались на экран.

    […] У зрителя фильм имел решительный успех. Мнения кинематографистов и критиков разделились. Вместе с Вертовым Копалина упрекали и в натурализме — злоупотреблении реальными звуками, и в формализме — в попытках эти звуки симфонизировать, осмыслить. Были нападки и на содержание: одни упрекали в приукрашивании, другие — в недостаточной остроте, третьи…

    Спокойствие и упорство стали основой характера кинока Копалина. Он очень внимательно читал и выслушивал все мнения, все замечания. И продолжал работу. Он выпускал журнал «Социалистическая деревня», Монтировал фильмы о празднествах Первого мая и Седьмого ноября, фильмы об избирательной кампании, о 15-летии советского кино, о пионерах.

    Среди этих актуальных, но быстро преходящих произведений документалистики выделился необычный фильм «В селе Заметчине». Это небольшой, очень простой и скромный по форме кинорассказ о народном самодеятельном театре, организованном мастерами Академического Малого театра в селе Заметчине, расположенном в глубине Тамбовской области. Горизонты колхозной тематики Копалина в этом фильме расширились. Без громких слов он рассказал о подлинно новом, социалистическом явлении — росте культурных потребностей деревни, трудовой и духовной связи деревни с городом, а также и о новых, неведомых до сих пор функциях профессионального искусства — творческой связи со зрителем, активном участии в духовной жизни народа.

    Эту же тему — новые общественные функции социалистического искусства — Копалин провел в фильме «Инженеры человеческих душ» — о Первом съезде Союза советских писателей в 1934 году. Съезд, на котором А. М. Горький провозгласил основные принципы социалистического реализма, на котором с незабываемыми речами выступили А. Фадеев, Вс. Вишневский, И. Эренбург, Б. Пастернак и многие крупнейшие советские и зарубежные писатели, был зафиксирован Копалиным и его операторами — М. Ошурковым и другими. Оба фильма — о Заметчине и Съезде писателей — оставили для истории документальные портреты и слова многих выдающихся деятелей нашей культуры. В них с особой ясностью выявилась сильная сторона режиссерской манеры Копалина: простота, достоверность, умение дать характерные, типические черты событий и людей.

    Когда-то рядом с Вертовым и Кауфманом сдержанная, «незаметная» манера Копалина могла показаться неяркой, информационной. Но именно желание режиссера не щеголять своим мастерством, не любоваться своими приемами, а стремиться к правдивому, полному и достоверному выражению типических черт действительности сделало фильмы Копалина долгоживущими, придало им растущую с каждым днем ценность исторических документов«.

    ЮРЕНЕВ Р. Илья Копалин // Летописцы нашего времени. Режиссеры документального кино. М., 1987.

  • Вертов и его школа сознательно и последовательно ставили своей задачей поэтизацию документов с целью агитирования, воспитания масс в духе идей строительства социализма. Среди вертовцев были разные устремления, разные творческие темпераменты. Кауфман стремился поразить, увлечь зрителя. Копалин — доказать, растолковать. Кауфман был щедр на эффекты, Копалин — чуток к типическому. Фильм «Москва» отразил оба характера. Затем режиссеры разошлись, на всю ...
    Вертов и его школа сознательно и последовательно ставили своей задачей поэтизацию документов с целью агитирования, воспитания масс в духе идей строительства социализма. Среди вертовцев были разные устремления, разные творческие темпераменты. Кауфман стремился поразить, увлечь зрителя. Копалин — доказать, растолковать. Кауфман был щедр на эффекты, Копалин — чуток к типическому. Фильм «Москва» отразил оба характера. Затем режиссеры разошлись, на всю жизнь сохранив взаимное уважение и дружбу.

    Лучшие свои работы конца 20-х — начала 30-х годов Копалин посвятил деревне. И не только потому, что, крестьянский сын, он лучше всего знал и чувствовал деревенский материал. А главным образом потому, что русская деревня переживала тогда сложнейший революционный период своей жизни — коллективизацию. И разведчику социализма было что понаблюдать.

    В фильмах «За урожай» (1929), «Обновленный труд» (1930), «Один из многих» (1931) Копалин и его оператор, Зотов стремились показать узость, ограниченность, бесперспективность индивидуального хозяйствования и победоносность и неизбежность коллективизма. В первом фильме основное внимание уделено безнадежным попыткам единоличника получить урожай. Копалин как бы призвал в свой фильм все стихийные бедствия — засуху, суховеи, сорняки, даже пожары.

    […] Снимать было трудно. Один громоздкий аппарат, скрипучая телега да тощая лошаденка — транспорт. Недоверие, а порой и враждебность крестьян. Вероятно, поэтому положительные эпизоды — приход нового, колхозного в деревне — вышли слабее.

    Однако зрители и пресса встретили картину хорошо.

    Успех был развит Копалиным во втором фильме, снимавшемся в родном ему селе Павловском-Лужецком, где в то время был организован колхоз «Обновленный труд». Режиссер отлично знал людей колхоза, они знали его. Авторитет режиссера был поднят просмотром фильма «За урожай», устроенном в том самом клубе, где Копалин когда-то руководил самодеятельностью. Земляки с огромным интересом просмотрели фильм, горячо обсудили его и сделали все возможное, чтобы помочь кинокам в создании нового фильма об их колхозе.

    Попутно с полнометражными фильмами Копалин возглавил группу документалистов, выпускавших журнал «Социалистическая деревня». В многочисленных выпусках этого журнала процесс коллективизации был показан многосторонне, широко. Было создано много правдивых документов ставших теперь неоценимыми, историческими.

    В начале 30-х годов в кино пришел звук. Копалин не колеблясь принял новое могучее выразительное средство — звучащее слово. Он понял его идейные, агитационные возможности. Намерение Копалина снять звуковой фильм о коллективизации многими расценивалось как дерзость. Громоздкая и несовершенная техника позволяла снимать звук лишь в павильонах или специально оборудованных помещениях. Как же ехать с этой техникой в деревню, с ее бездорожьем, недостатком электроэнергии? Но киноки наступали. Вертов, еще в начале 20-х годов пропагандировавший наряду с киноглазом радио-ухо, отправился в Донбасс снимать «Симфонию Донбасса» — звуковой гимн индустриализации. А Копалин стремился сделать звуковой гимн коллективизации.

    И сделал. Его первый звуковой фильм «Один из многих» рассказал о жизни одного из рядовых колхозов. Рассказал обстоятельно, подробно и о трудностях, и о достижениях, и о труде на полях, и о быте — о клубе, о детских яслях.

    Верный принципу документализма, Копалин решительно отверг модные в то время приемы имитации звуков, звукоподражания. Титанические усилия были потрачены на то, чтобы записать реальные звучания жизни: шум мотора, плеск весел на реке, лязг кос на косовице, смех и плач детей в яслях, песню работающих в поле людей. И, несмотря на отказы аппарата, на вторжение ненужных шумов, на несинхронность и другие бедствия, задача была выполнена. Реальные звуки деревенской жизни ворвались на экран.

    […] У зрителя фильм имел решительный успех. Мнения кинематографистов и критиков разделились. Вместе с Вертовым Копалина упрекали и в натурализме — злоупотреблении реальными звуками, и в формализме — в попытках эти звуки симфонизировать, осмыслить. Были нападки и на содержание: одни упрекали в приукрашивании, другие — в недостаточной остроте, третьи…

    Спокойствие и упорство стали основой характера кинока Копалина. Он очень внимательно читал и выслушивал все мнения, все замечания. И продолжал работу. Он выпускал журнал «Социалистическая деревня», Монтировал фильмы о празднествах Первого мая и Седьмого ноября, фильмы об избирательной кампании, о 15-летии советского кино, о пионерах.

    Среди этих актуальных, но быстро преходящих произведений документалистики выделился необычный фильм «В селе Заметчине». Это небольшой, очень простой и скромный по форме кинорассказ о народном самодеятельном театре, организованном мастерами Академического Малого театра в селе Заметчине, расположенном в глубине Тамбовской области. Горизонты колхозной тематики Копалина в этом фильме расширились. Без громких слов он рассказал о подлинно новом, социалистическом явлении — росте культурных потребностей деревни, трудовой и духовной связи деревни с городом, а также и о новых, неведомых до сих пор функциях профессионального искусства — творческой связи со зрителем, активном участии в духовной жизни народа.

    Эту же тему — новые общественные функции социалистического искусства — Копалин провел в фильме «Инженеры человеческих душ» — о Первом съезде Союза советских писателей в 1934 году. Съезд, на котором А. М. Горький провозгласил основные принципы социалистического реализма, на котором с незабываемыми речами выступили А. Фадеев, Вс. Вишневский, И. Эренбург, Б. Пастернак и многие крупнейшие советские и зарубежные писатели, был зафиксирован Копалиным и его операторами — М. Ошурковым и другими. Оба фильма — о Заметчине и Съезде писателей — оставили для истории документальные портреты и слова многих выдающихся деятелей нашей культуры. В них с особой ясностью выявилась сильная сторона режиссерской манеры Копалина: простота, достоверность, умение дать характерные, типические черты событий и людей.

    Когда-то рядом с Вертовым и Кауфманом сдержанная, «незаметная» манера Копалина могла показаться неяркой, информационной. Но именно желание режиссера не щеголять своим мастерством, не любоваться своими приемами, а стремиться к правдивому, полному и достоверному выражению типических черт действительности сделало фильмы Копалина долгоживущими, придало им растущую с каждым днем ценность исторических документов«.

    ЮРЕНЕВ Р. Илья Копалин // Летописцы нашего времени. Режиссеры документального кино. М., 1987.

ПАРТНЕРЫ


   


Яндекс.Метрика